Признание не приобретшим права на жилое помещение

К основным способам защиты жилищных прав относятся: признание права;  восстановление положения, существовавшего до нарушения права; признание судом недействующим нормативного правового акта; прекращение или изменение жилищного правоотношения. Учитывая, что перечень способов защиты, предусмотренный статьей 11 Жилищного кодекса РФ не является исчерпывающим, можно согласиться с такой формулировкой исковых требований, как признание гражданина не приобретшим права на жилое помещение.

Существуют ситуации, когда реального вселения в квартиру ответчика не состоялось, он не был включен в ордер и отсутствует решение о предоставлении ему жилья, с ним не заключался договор найма или какой-либо гражданско-правовой договор в отношении спорного жилого помещения. Тогда, кроме как признать гражданина не приобретшим права на жилое помещение, разрешить возникшую ситуацию невозможно. Остается составление искового заявления.

Анализ судебной практики показывает, что такой способ судебной защиты, как признание гражданина не приобретшим права на жилое помещение могут избрать как собственники, так и наниматели жилых помещений. Фактически это ситуации, когда истцу в осуществлении своих жилищных прав, либо прав собственника жилого помещения, препятствует регистрация ответчика, и цель истца — снять ответчика с регистрационного учета. Правила регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту жительства не позволяют решить данный вопрос при отсутствии волеизъявления ответчика. Разрешить же в судебном порядке вопрос только о снятии с регистрационного учета также невозможно без первичного разрешения вопроса о прекращении жилищного права.

В такой ситуации не обоснованно использовать такой способ судебной защиты, как прекращение правоотношений, поскольку жилищных правоотношений и не возникло. Поэтому сложилась практика использования положений статей 31 и 69 Жилищного кодекса РФ по принципу «от обратного»: ответчик не относится к кругу лиц, приобретающих равные права с собственником или нанимателем по пользованию жилого помещения, следовательно —  он права не приобрел.

Обращаем внимание, что рассматриваемый правовой механизм разрешения жилищных споров не оправдан, когда имело место реальное вселение ответчика и проживание, даже непродолжительное время. Не следует забывать, что положения статьи 30 Жилищного кодекса РФ и статьи 67 Жилищного кодекса РФ позволяют и собственнику и нанимателю жилого помещения вселять, кроме членов своей семьи, иных лиц, сдавать жилое помещение в наем и поднаем. В таких ситуациях юридическое значение имеет, прежде всего, определение правового статуса ответчика в жилищных правоотношениях: в качестве кого и на каких условиях он был вселен. При установлении факта реального проживания может использоваться только такой способ судебной защиты, как прекращение жилищных правоотношений по основаниям, предусмотренным законом.

Сложившаяся практика признания граждан не имеющими жилищных прав фактически заменяет институт расторжения договора найма с выбывшими гражданами, сохраняющими регистрацию, место жительство которых неизвестно. При применении статьи 83 Жилищного кодекса РФ требуется установление в качестве юридически значимого обстоятельства по делу наличие другого места жительства. В ситуациях, когда это обстоятельство установить невозможно, суды исследуют факт не проживания в спорном жилом помещении и констатируют факт отсутствия прав. При этом исковые заявления мотивируются положениями статьи 69 Жилищного кодекса РФ, трактуя их как возможность сохранить равные с нанимателем права на жилое помещение только в том случае, если бывший член семьи нанимателя продолжает проживать в данном помещении.